Завершив победою войну, планете возвратили мы весну

Ивану Наумовичу Пузакову посвящается

Автор: Наталья Мишанина
ООО «Газпром межрегионгаз Владимир»

Солдаты победы

Пусть спросят потомки: «Какими вы были,
Солдаты второй мировой войны?!»
«Веселыми, — скажете, — и молодыми.
России, как матери были верны».

Оставили школьные классы мальчишки.
Сменили отцов у станков сыновья,
Студенты на время забыли про книжки —
Великой России большая семья.

Вас била, крушила фашистская сила.
Как клятву твердили вы: «Мы победим!»
И снова сжигала, взрывала, топила.
«Ни метра, — твердили вы, — не отдадим!»

И победили. Пришел сорок пятый.
Пройдя сквозь потери и горечь утрат.
Победный парад, летним ветром объятый.
Смеялся и плакал — и стар, и млад.

Спасибо, солдаты! Вы нам подарили
Свободную родину, мир и весну.
Как радостно залпы салюта парили
И затихали, вернув тишину.

Стоят обелиски в Европе, в России.
Из мрамора смотрят на нас имена.
Вы смелыми были, вы были красивы.
И память об этом — на все времена.

Священная память о воине каждом.
Стихи ль мы читаем иль песни поем.
О вас, ветераны! О душах отважных!
И тех, кто погиб в батальоне твоем…

Инна Токмакова

День, когда началась война…

Пузаков Иван Наумович, родился 27 октября 1925 года в д. Морская Пальна-Михайловского сельского совета Орловской области. Война для него началась в 16 лет.


Ниже приведены отрывки из мемуаров Пузакова Ивана Наумовича, участника Великой Отечественной войны, награжденного медалью «За отвагу», 3 орденами и 13 медалями.

«Ясным воскресным днем 22 июня 1941 года мы с друзьями с самого утра ушли в лес и лишь по возвращении узнали, что наступила война, — пишет в своих воспоминаниях Иван Наумович. — Не могу сказать, что это известие произвело на нас большое впечатление. По-прежнему светило солнце, пели птицы, все вроде было как всегда — жизнь шла своим чередом. Но очень скоро мы все же осознали, что и нас война засосала в свою воронку…»

В конце июня Ивана вместе со сверстниками 24–25 годов рождения отправили в школу ФЗО в город Дятьково Брянской области.

«Я попал в группу, в которой готовили слесарей-инструментальщиков. Помню, как увлекло меня первое задание — изготовить гаечный ключ», — вспоминает Иван Наумович. — Но обучение закончилось слишком быстро. С каждым днем немцы подбирались к Брянску все ближе, и всех учеников отправили рыть противотанковые окопы, а все население эвакуировали на восток. На этих тяжелых работах мы провели около месяца практически без еды: сразу после приезда нас по неизвестной причине сняли с довольствия — пришлось питаться, чем Бог пошлет.

В конце августа, когда стало ясно, что работы закончены, я вместе с другом отправился домой — в родную деревню Пальну-Михайловку (Липецкая область). Без денег, без документов мы вышли на «узкоколейку» и сели в пустой вагон. Мы предполагали, что нас могут увезти только на восток, так как на западе были немцы. Ехать пришлось под грохот приближающейся канонады, небо освещалось заревом пожарищ. Добрались до Брянска, а потом до Орла. В Орле мы узнали, какой поезд идет на Елец и залезли в вагон. В Елец состав прибыл уже поздним вечером. В родную Пальну-Михайловку мы явились вшивые, немытые, голодные. Мать нас встретила и накормила».

Вскоре подростков опять собрал военный комиссариат, и ребят отправили в сторону Ряжска. Ночью группа шла пешком, а днем отдыхала, укрывшись в кустах — чтобы не попасть под бомбежку.

«Ближе к Ряжску нам дали возможность отдохнуть, а потом меня назначили часовым на гауптвахту. Даже дали винтовку, правда, без патронов. На „губе“, которая располагалась в обыкновенном шалаше, сидели одни старики, люди стреляные и знавшие, почем фунт лиха. Они специально отправлялись на гауптвахту, чтобы не ходить в наряды.

Пока я нес службу, из шалаша вылез дед лет 95-ти и говорит: «Сынок, иди ложись спасть, чего ты мучаешься? Мы отсюда никуда не уйдем!». Я положил винтовку под голову, да так сладко уснул, что не заметил, как пришел начальник караула. Застав меня спящим, он очень рассердился, отобрал оружие, а мне приказал оставаться с арестованными. Впрочем, я не особенно расстроился, так как в походе нас, как арестованных, везли на повозке, и не надо было идти пешком. Но срок ареста скоро закончился, и началась дальнейшая служба…»

В середине августа группа прибыла в Ряжск и расположилась в близлежащем лесу. Только успели кое-как обустроиться, сразу приступили к занятиям. 15-16-летних мальчишек, учили воевать, готовили к отправке на фронт. Но судьба распорядилась иначе: через какое-то время Иван снова оказался дома.

«Весной 1943 года мне принесли повестку из райвоенкомата, а на многих моих одногодков семьи уже получали похоронки… 9 марта я явился на призывной пункт, с которого и началась моя военная дорога. В Саранске прошел обучение в центре подготовки специалистов для формирования артиллерийской инструментальной разведки. Меня зачислили в вычислительный взвод второй звукобатареи 13 гвардейского разведывательного дивизиона. В наши задачи входило определение местонахождения артиллерийских и минометных точек противника. Собранные данные, после соответствующей обработки, в виде готовых координат передавались в артчасть».

Боевое крещение

В конце июня 1944 года дивизион, где служил Иван Наумович, в Коломне погрузили в вагоны и отправили в северном направлении на Карельский фронт. По прибытии расположились у города Лодейное Поле и по берегу реки Свирь начали строить оборонительные сооружения.

И.Н. Пузаков (второй ряд, в центре) с сослуживцами

И.Н. Пузаков (второй ряд, в центре) с сослуживцами


«Командование готовило на этом участке генеральное наступление. И 10 июля мы ударили по финским позициям. Артподготовка длилась около двух часов. Огонь был настолько плотным, что очень скоро рассмотреть что-либо на противоположном берегу стало невозможно. Артиллеристы направили огонь своих орудий вглубь финской обороны, а наши пехотинцы начали форсировать реку. Удар был настолько сокрушительным, что передовые финские части не дали никакого отпора. Саперы быстро навели через Свирь переправу, и по ней пошла тяжелая техника. Вот таким было мое первое боевое крещение. За форсирование Свири меня наградили медалью „За отвагу“. Дальше потекли тяжелые фронтовые будни. Наш дивизион всегда дислоцировался на передовой. Иногда дважды в день приходилось менять позиции, а процесс этот очень трудоемкий и опасный».

Описание подвига "За отвагу"

Описание подвига «За отвагу»


Наградные документы «За отвагу», 4 августа 1944 (PDF, 538 КБ)

«Безобразное лицо войны»

«Не один раз война показывала мне свое безобразное лицо, — пишет в своих мемуарах Иван Наумович Пузаков. — Многое стерлось из памяти, но один случай запомнился на всю жизнь. Грузовик с нашими солдатами шел по дороге, окруженный цветущим полем. Везде, куда ни кинь взгляд, зеленела густая и сочная трава, пестрели яркие цветы. И тут неподалеку от дороги я увидел убитого паренька моих лет. Эта жуткая картина до сих пор стоит у меня перед глазами. Смерть наступила от ранения в живот. А он, еще будучи жив, истекая кровью, очевидно пытался сам себя перевязать. Кругом помятая окровавленная трава, а в его руке бинт, которым он сумел опоясать себя только один раз…

Также хорошо запомнился мне и эпизод с пленным немцем, которого мы обнаружили на дереве. Спрятавшись среди листвы, фашист вел прицельный огонь. Однако, увидев численное преимущество русских, он прекратил стрелять и слез с дерева. Стоя в окружении наших солдат, немец дрожал, как осиновый лист. Потом достал из бумажника фотографии женщины с детьми и, показывая нам, встал на колени, умоляя не убивать его. Но мы решили казнить врага: он-то стрелял в нас, намереваясь убить как можно больше! И стали думать — кто застрелит немца? Но каждый из нас отказывался «взять грех на душу» и предлагал другому выступить в роли палача. Так, ни о чем не договорившись, мы отвели немца на наш сборный пункт. Стрелять в пленного ни у кого не поднялась рука…»

И.Н. Пузаков (справа) с боевым товарищем

И.Н. Пузаков (справа) с боевым товарищем


В начале сентября финны признали себя побежденными. Карельский фронт расформировали, а часть, где служил Иван Пузаков, снова вывезли в Коломну. Но отдохнуть в тылу не удалось, практически сразу их отправили под Минск, а оттуда колонной двинулись на запад. На освобожденных от немцев территориях царила ужасающая разруха. Отступая, они старались уничтожить все. Дотла выжигали города и деревни.

Последние новости с фронта узнавали из газет. И.Н. Пузаков (справа) с сослуживцами

Последние новости с фронта узнавали из газет. И.Н. Пузаков (справа) с сослуживцами

Воевать дивизион продолжил в составе 1-го Белорусского фронта. К тому моменту наши войска окружили Курляндскую немецкую группировку. В окружении оказалось около 200 тысяч человек.

«Нашу часть постоянно перебрасывали вдоль линии фронта между Тукумсом и Либавой, сдерживать такую орду было очень непросто. Наступил 1945 год. Зима стояла лютая, с крепчайшими морозами. Немцы оказались зажатыми в огромном котле, но сдаваться не собирались… Наступившая весна принесла не только тепло. В том, что война скоро закончится, уже никто не сомневался. Вместе со всей нацистской Германией капитулировали и „наши“ курляндские „рыцари“.

Победа!

День 9 мая 1945 года Иван Наумович встретил в Прибалтике.

«Никогда не забуду теплое солнечное утро 9 мая. Проснулся я под старой-старой сосной, в огромных корнях которой прилег подремать после беспокойной ночи. Разбудил меня сослуживец. По лицу и по его беспорядочной жестикуляции я понял: что-то случилось. Оглядевшись, увидел, что все наши бойцы пребывают в состоянии радостного возбуждения. Моментально оклемавшись от сна, услышал долгожданное слово: „Победа“! Наверное, ни один из нас больше никогда в жизни не испытывал такого восторженного душевного состояния! Радости не было предела! А мимо нас понуро брела колонна сдавшихся немцев.

К вечеру из немудреных солдатских запасов приготовили праздничный ужин. Командиры поздравили нас с долгожданной победой и каждому солдату выдали по «сто грамм наркомовских». Голова кружилась. В воздухе пахло весной и миром…»

Грамота за освобождение Прибалтики

Грамота за освобождение Прибалтики


Вскоре часть с западного фронта передислоцировали на восточный. Вначале им не сообщили, куда их везут. На всем пути следования состава, к эшелонам выходили люди с цветами поздравлять победителей. А поезд все двигался дальше и дальше на восток.

Фашистская Германия была повержена, но СССР, выполняя союзнические обязательства, начал военные действия против Японии. В ходе Маньчжурской операции советские войска разгромили Квантунскую армию, освободили Южный Сахалин и Курильские острова. Принял участие в боевых действиях и 13-й Гвардейский разведывательный дивизион. Вместе с товарищами по оружию Иван Наумович штурмовал раскаленные солнцем безводные пустыни, преодолевал горные хребты Хингана.

Воспоминания о Порт-Артуре

«Самые, пожалуй, яркие воспоминания остались у меня о пребывании нашей части в Порт-Артуре, где нас готовили к участию в операции против Квантунской армии. Началом пути на Порт-Артур стал для нас город Ванемяо, расположенный в Монголии. Там нас погрузили в вагоны и тихим ходом, с длительными остановками, повезли.

Путь наш проходил через Харбин, который, по существу, был русским городом. Его жителями тогда были, в основном, бывшие рабочие и служащие Китайской военной железной дороги. Но и китайцев здесь проживало великое множество.

В Харбине я впервые увидел рикшу: он быстро катил двухколесную повозку с седоком. Этот факт — человек везет тележку, как животное (!) — сильно возмутил не только меня, но и моих сослуживцев. Некоторые наши солдаты, при виде этого своеобразного такси, выпрягали рикшу и усаживали его в коляску, а пассажира запрягали в оглобли и заставляли пробежаться пятьсот метров. Почувствовать разницу, так сказать, на своей шкуре! Вообще, в Китае нам, русским, было многое непонятно: их быт, культура, аристократия и непостижимое китайское трудолюбие вызывали неподдельное удивление… Нищета стояла страшная. Китайцы ели все, что попадется на глаза: кошек, собак, змей… В нашем хозвзводе жила маленькая собачка, и вот однажды она схватила за полу шинели начальника штаба. Тот разозлился и приказал её застрелить. Но мы решили собачку спрятать. У нас был знакомый китаец, который работал сторожем в саду. И мы попросили оставить провинившуюся собачку на время у него. Месяца через полтора, решив, что начальник штаба забыл про инцидент, велели китайцу вернуть животное — но он, извинившись, сообщил, что «плохие люди» нашу собачку украли и скушали…»

В Порт-Артур Ивана Наумовича привезли в конце августа и разместили в японских казармах. А затем начались занятия по всем видам воинской подготовки. Свободного времени было немного, но все же, в один из дней солдаты части, где служил Иван Пузаков, умудрились устроить грандиозную драку с солдатами соседней части из-за… козла!

«Оказывается военные соседней части тайком увели животное, которое было мужественно украдено нашими ребятами из монгольской овечьей отары. В самый разгар боя вмешались командиры и жестоко наказали не только угонщиков козла, но и владельцев этого животного, которого постигла печальная участь: козел был зарезан и сварен в походном котле к обеду».

2 сентября 1945 года Япония подписала Акт о безоговорочной капитуляции. Но Иван Пузанков вернулся домой только в августе 1950 года, прослужив в Советской Армии в общей сложности семь с половиной лет. После долгой разлуки с родными, уставший от войны, неустроенности, недоедания, прибыл Иван Наумович домой. Все родственники: мать, отец, три сестры и пять братьев были очень рады благополучному возвращению сына и брата.

Прием в комсомол — признак боевых заслуг. И.Н. Пузаков 2-ой справа

Прием в комсомол — признак боевых заслуг. И.Н. Пузаков 2-ой справа


Послание потомкам

«Моя судьба сложилась благополучно. Я встретил замечательную девушку и женился. В 1968 году вместе с супругой и тремя дочерьми мы переехали во Владимирскую область, где мне предложили должность директора в совхозе „Мичуринский“. Здесь я проработал до самой пенсии и был отмечен наградами за свой труд.

Теперь, когда у меня появилось свободное время, я — по просьбе моей дочери Натальи — взялся за нелегкое дело: описать свою жизнь, её радости и печали, взлеты и падения, встречи и расставания. Все это стало достоянием моих детей и внуков, которые должны знать правду о том, как жили и сражались за Родину их отцы и деды».

Умер Иван Наумович Пузаков ранним утром 27 февраля 1999 года.

Помимо медали «За Отвагу» Иван Наумович награжден орденами:

  • Орден «Октябрьской революции» — за успешное выполнение заданий пятилетки
  • Орден «Трудового Красного знамени» — за успешное выполнение заданий пятилетки
  • Орден «Красной звезды»
  • Орден «Отечественной войны»

и 14 медалями:

  • Медаль «За отвагу» — за форсирование реки Свирь
  • Медаль «За боевые заслуги» — за успешное форсирование горного хребта Хингал
  • Медаль «За победу над Германией»
  • Медаль «За победу над Японией»
  • Медаль «20 лет победы над Германией»
  • Медаль «30 лет победы над Германией»
  • Медаль «30 лет Вооружённых Сил СССР»
  • Медаль «40 лет Победы в ВОВ»
  • Медаль «50лет Вооружённых сил СССР»
  • Медаль «50 лет победы над Германией»
  • Медаль «70лет Вооружённых сил СССР»
  • Медаль «За долголетний добросовестный труд»
  • Медаль «100 летие со дня рождения В.И.Ленина»
  • Медаль Жукова
Описание подвига "За боевые заслуги"

Описание подвига «За боевые заслуги»


Наградные документы «За боевые заслуги», 6 июня 1945 г. (PDF, 582 КБ)

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества