18 июля 2014

Газоснабжение с кавказским акцентом

Аркадий Анатольевич, хорошо известно, что у газоснабжения в республиках Северного Кавказа две беды — низкий уровень платежной дисциплины и высокий объем потерь газа. Такая ситуация сохраняется уже много лет, и серьезных изменений в лучшую сторону, несмотря на все усилия газовиков, к сожалению, не наблюдается. В чем здесь причина?

— Вы верно отметили, что указанные проблемы носят хронический характер. Цифры и тенденции достаточно красноречивы. Если в 2008 году уровень расчетов конечных потребителей за газ по регионам присутствия нашей компании (Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Ингушетия, Дагестан) составлял 65,9%, то по итогам 2013 года он снизился до 48,5%. То есть половина поставленного газа осталась неоплаченной. Как результат, с 2007-го и до начала текущего года просроченная дебиторская задолженность потребителей перед ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск» перевалила за 32,1 млрд рублей, что соотносимо со стоимостью газа, поставленного в прошлом году нашей компанией в пять республик (34 млрд рублей).

Но есть у нас и другая беда, о которой вы сказали. Почти треть от общего объема поставок пришлась на потери газа, и начислить оплату за них не представляется возможным. Образовался так называемый разбаланс, доля которого достигла 30,8%. Для сравнения — в 2012 году эта цифра составляла 29%, а в 2011-м — 24,5%. Иными словами, и здесь мы наблюдаем тенденцию к ухудшению.

Теперь о том, в чем причины такого положения вещей. Их много, и большинство хорошо известны. Есть объективные экономические факторы: более низкий в сравнении со среднероссийским показателем уровень жизни и более высокий уровень безработицы, сложная криминогенная обстановка, недостаточное количество пунктов приема платежей в труднодоступных и удаленных местах. Но есть и субъективные моменты: принципиальное нежелание значительной части абонентов в республиках Северного Кавказа оплачивать потребляемое топливо, распространенная практика хищений газа через незаконные врезки, массовое использование несертифицированного (самодельного) газопотребляющего оборудования, для которого отсутствуют нормативы расчета реального объема потребления.

Наконец, еще один важный аспект, о котором как-то не принято говорить, но который является, по моему мнению, главным препятствием для нормальной работы системы газоснабжения. Это позиция региональных и местных органов власти, которые не только не помогают, но зачастую и препятствуют работе газоснабжающей организации, тем самым фактически поощряя те негативные явления, о которых мы говорим.

Административный ресурс против «ресурсников»

— Это касается первых лиц?

— Как раз нет. С главами всех республик, с некоторыми руководителями республиканских ведомств мы по ряду вопросов находим взаимопонимание, а кое-где и встречаем поддержку, хотя, к сожалению, зачастую эта поддержка остается только на бумаге, в виде бессчетного количества протоколов совещаний и заседаний комиссий. Но стоит прямо указывают на эти очевидные факты, то начинается саботаж. Вот вам цифры. Только в первом квартале текущего года нами в правоохранительные органы направлены материалы по 2364 выявленным фактам незаконного газопотребления, по которым возбуждено только 5 уголовных и 1125 административных дел. По 96 вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, а 1138 обращений находятся на рассмотрении.

Или другой пример. Мы направили в администрацию главы Республики Ингушетия обращение о случаях массовых самовольных подключений в новостройках трех населенных пунктов, на что глава администрации нам предложил за свой счет подвести туда всю газовую инфраструктуру. То есть сосед ворует у вас картошку с участка, а в ответ на жалобу вам предлагают посадить за свой счет картошку на его участке, чтобы он чужой огород оставил в покое.

Не встречаем мы со стороны чиновников должной поддержки и по вопросу собираемости платежей, что тоже не удивительно, поскольку немало управленцев сами подают пример нарушения платежной дисциплины. На 1 апреля текущего года задолженность лиц, занимающих руководящие должности в министерствах, ведомствах и органах местного самоуправления пяти северокавказских республик, где мы работаем, превысила 9 млн рублей. И это не считая сотрудников силовых структур — Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности, прокуратуры и т.д. Списки этих бюрократов-неплательщиков мы регулярно направляем главам правительств республик, однако за восемь месяцев (время работы с данной группой абонентов) задолженность высокопоставленных чиновников снизилась лишь на 1 млн рублей. А ведь это те люди, которые живут за счет налогов, причем одним из основных налогоплательщиков в стране является именно «Газпром».

Зато некоторые другие органы власти, наоборот, проявляют излишнее усердие, как, например, местные управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС). Только в прошлом году в отношении «Газпром межрегионгаз Пятигорск» было возбуждено свыше 30 дел. При этом по заявлениям граждан о перерасчете на несколько тысяч рублей принимаются решения о наложении на нас штрафов в размере 600–800 тыс. рублей. Как правило, вынесенные решения антимонопольного органа впоследствии признаются в суде необоснованными. Схожая ситуация складывается и при ограничении или отключении организаций коммунального комплекса. Злостные неплательщики бегут в УФАС, а потом мы тратим большие силы и средства на оспаривание решений о наложении огромных штрафов, пока наши должники довольно потирают руки.

Тут вообще надо сказать, что неплательщики всегда могут рассчитывать на поддержку самых разных инстанций. Ситуация развивается обычно по одной и той же схеме: мы долго, настойчиво и безрезультатно обращаем внимание органов власти на растущий как снежный ком долг коммунальных предприятий. Когда все «мягкие» меры оказываются исчерпаны и газоснабжающая организация решается применить крайнее и непопулярное средство — ограничение подачи газа, власти тут же бросаются на защиту своих задолжавших нам предприятий. Содействие им порой оказывает и судебная власть. Так в Северной Осетии — Алании Арбитражный суд республики по заявлению накопивших перед газовиками большую задолженность организаций коммунального комплекса (ОКК) вынес решение о запрете газоснабжающей организации ограничивать этим организациям подачу газа. Решение было принято без участия наших представителей и без учета того, что «Газпром межрегионгаз Пятигорск» по окончании отопительного сезона в соответствии с законом заблаговременно уведомил злостных должников о грядущих крайних мерах.

Кстати, тот же Арбитражный суд, взыскав в нашу пользу с ГУП «Иргаз» 514 млн рублей, которое это предприятие нам задолжало, отказался наложить арест на его имущество и денежные средства, не заботясь о том, каким образом «Газпром межрегионгаз Пятигорск» должен получить причитающиеся ему средства. Аналогичные примеры я могу приводить бесконечно.

Кавказский долг

— В конце прошлого года глава Правительства Дмитрий Медведев проводил специальное совещание, посвященное газовым долгам, с участием глав субъектов РФ, включая и СКФО. Получается, главы северокавказских регионов проигнорировали решения, принятые на этом совещании?

— Объективно говоря, можно сделать именно такой вывод. Один пример — на совещании руководителям субъектов было рекомендовано до 10 декабря прошлого года утвердить планы-графики погашения просроченной задолженности до 1 января 2015 года. На сегодняшний день эти графики согласовали только Ингушетия и Карачаево-Черкесия. Остальные три республики рекомендаций премьер-министра просто не заметили.

— Если рассматривать ситуацию в региональном разрезе, то какие регионы можно отнести к благополучным, а какие — к отстающим?

— Проблем хватает везде, но традиционно самые лучшие показатели демонстрирует Карачаево-Черкесия, где уровень оплаты по прошлому году составил примерно 90%, а разбаланса — менее 3%. Это заметно выше, чем во всех северокавказских республиках, но чуть ниже среднероссийских показателей, так что есть над чем работать. Там, кстати, у нас вполне позитивные деловые отношения с органами власти.

Хуже всего дело обстоит в Ингушетии, где оплата немногим более 25% от поставленных объемов, а разбаланс превышает 42,5%. Замечу при этом, что предприятия, бюджетные организации и даже ОКК в этой республике платят достаточно исправно, но на их долю приходится всего 10% реализованного топлива. Остальной газ потребляет население, и их платежи едва дотягивают до 18% от поставок, а есть населенные пункты, где вообще платят всего 3–4 дома. Тенденция к ухудшению показателей прослеживается и в первом квартале текущего года, когда разбаланс достиг уже 45,6%.

Немногим лучше ситуация в Дагестане, крупнейшем из регионов нашего присутствия (более 40% поставок). Средний уровень оплаты — 35%, разбаланс — свыше 41,6%. Основная по объемам потребления (более 80%) категория — население — не оплачивает и половины потребленного газа. Здесь также имеются массовые врезки и хищения газа, совершаемые при попустительстве, а порой и при прямом соучастии местных органов власти и правоохранителей. Сложная ситуация и с платежами ОКК (уровень оплаты — 64%). Дополнительной головной болью является политика региональной службы по тарифам, которая в нарушении действующего законодательства не устанавливает розничную цену на газ для населения Дагестана с учетом утвержденного тарифа на транспортировку ГРО «Махачкалагаз», что еще больше усугубляет финансово-экономическое положение «Газпром межрегионгаз Пятигорск». И это при том, что в Дагестане самые низкие тарифы на транспортировку газа по распределительным сетям среди регионов юга России. Схожая ситуация и с тарифами на тепло. Например, для «Дагестанэнерго» утвержденный тариф составляет всего 43% от экономически обоснованного уровня, что, естественно, стимулирует рост задолженности данного предприятия за газ.

Но если говорить об ОКК, то хуже всего положение дел в Северной Осетии, где теплоснабжающие предприятия оплачивают чуть менее 14% от поставленного им газа (аналогичный показатель у населения этой республики — вчетверо выше). За последние несколько лет в этой республике прекратили свою деятельность семь предприятий коммунального комплекса, имущество которых было передано вновь создаваемым фирмам, но без передачи задолженности за потребленный газ. За эти годы владикавказская администрация в четвертый раз прокручивает спектакль с банкротством очередного теплоснабжающего предприятия, накопившего перед нами долги. Стоимость каждого такого спектакля обходится газоснабжающей организации более чем в 1 млрд рублей. Актуальна в Северной Осетии и проблема разбаланса — 27% в прошлом году.

Наконец, немногим лучше ситуация и в Кабардино-Балкарии — разбаланс превышает 22,4%, оплачивается в среднем только половина поставленного газа, хуже всех платят, как и в Северной Осетии, ОКК (29%). Там мы тоже имеем семь обанкротившихся тепловых предприятий, на месте которых созданы новые организации, начинающие свою деятельность с чистого листа и не желающие отвечать за художества предшественников.

Дотянуться до стоп-крана

— Вам, конечно, не позавидуешь, но работать-то надо. Какие меры предпринимает компания, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону, о каких результатах можно говорить?

— Безусловно, руки опускать никто не собирается. За год работы (я имею в виду с момента своего назначения в марте 2013 года на должность генерального директора) мы пришли к определенным результатам. Например, существенно увеличили количество и качество претензионно-исковой работы относительно прошлых периодов. Всего в 2013 году в отношении юридических лиц подано 670 исков на сумму 3,9 млрд рублей. К началу текущего года было удовлетворено 432 заявления на сумму 1,7 млрд. Для сравнения: в 2012 было подано 363, а удовлетворено 234 иска, в 2011-м — соответственно 288 и 206. Подавляющее большинство исков — в отношении ОКК. Что касается физлиц, то здесь подано 23393 иска, что в полтора раза больше, чем в 2012-м, и почти в два раза, чем в 2011-м. Удовлетворено 12458 заявлений на сумму 0,5 млрд рублей, из которых фактически взыскано 187 млн. Замечу, что количество исков могло быть и большим, если бы не такая местная специфика, как негласно устанавливаемый мировыми и федеральными судьями лимит на количество принимаемых в течение месяца исковых заявлений от нашей компании. Также добавлю, что работа судебных приставов особого восторга у нас не вызывает. Практика свидетельствует о многочисленных фактах их бездействия и нарушениях порядка и сроков завершения исполнительных действий. По нашим обращениям органы прокуратуры уже провели проверки и выявили указанные нарушения.

Следующий момент — мы активизировали работу по анализу и сверке абонентских баз данных, по выявлению в них ошибок, когда с целью сокрытия реальных размеров разбаланса проводились необоснованные начисления несуществующим абонентам. Словом, очередная версия «Мертвых душ», на долю которых в начале прошлого года приходилось около 20% от общего объема дебиторской задолженности населения. Это один из способов повышения эффективности нашей работы.

Кроме того, мы активно работаем с нашими кадрами, стараясь избавляться от недобросовестных и неквалифицированных работников, заменяя их грамотными специалистами. Зачастую их приходится брать из других регионов, чтобы исключить возможность круговой поруки. Такие меры тоже даются нелегко, особенно когда речь идет о менеджерах. Увольняемые легко берут многомесячные больничные, занимаясь своими делами, например, исправно посещая сессии регионального парламента, депутатами которого они являются. Как бы вам понравился такой работник, который в течение нескольких лет является на службу только по большим праздникам? Когда, наконец, удается их уволить, то они сразу же направляют жалобы в районные суды, которые встают на их сторону. И нам приходится доказывать свою правоту уже в судах высшей инстанции.

Проводится работа по реализации в Республике Ингушетия пилотного проекта по сбору оплаты за газ. Была реорганизована абонентская служба, выделено 10 единиц автотранспорта, оснащенного платежными терминалами, кассовыми аппаратами и планшетами. Теперь ежедневно из филиала компании в Назрани отправляются мобильные группы для сбора денежных средств, инвентаризации домовладений, снятия показаний счетчиков и т.д.

Вообще, оценивая первый квартал текущего года, мы уже можем осторожно говорить о движении вперед. Чтобы не сбить взятый темп, на 2014-й мы ставим себе, по нашим меркам, достаточно амбициозные задачи — увеличить уровень оплаты на 10%, доведя его до 59%, а разбаланс снизить на 6,2% — до 24,6%. Если говорить образно, то нам удалось немного замедлить ход поезда, который неуклонно шел под откос. Теперь необходимо повернуть его вспять, насколько бы тяжелой и труднодостижимой эта цель ни казалась.

Автор: Николай Хренков

Источник: журнал «Газпром»